Кафедра медицинской биологии и генетики

Казанский Государственный Медицинский Университет

История кафедры

В 1922 г. наркоматом народного образования утверждён новый учебный план подготовки врачей. В нём предлагалось ввести для обучения студентов–медиков не только ряд клинических, но и теоретических дисциплин, в том числе и биологию. В 1925 г. методическим совещанием при Наркомпросе утверждается новая структура медицинского факультета Казанского университета. Она предусматривает утверждение на факультете кафедры биологии. Однако прошло ещё долгих 6 лет, прежде чем была сформирована кафедра.
В 1931 году медицинский факультет Казанского университета был преобразован в Медицинский институт. В этом же году в открывшемся институте была создана кафедра биологии.

Историю становления и функционирования кафедры биологии для удобства изложения разобьём на три периода, в зависимости от места, где находилось здание кафедры.

1 период (1931—1937) — кафедра располагается в «старой клинике». Заведующий кафедрой проф. Изосимов В. В. Преподаватели: Изосимов В. В., Файзуллин С. Г., Тихомирова О. Н., Якимов Д. Н., Арефьев С. Н., Муртази Ф. Ф., Соснина М. Ф., Екатерининская Н. Г.

2 период (1937—1985) — кафедра располагается в здании по ул. Университетская, 13. В этот период кафедрой заведуют проф. Изосимов В. В., доц. Молчанова И. Н., проф. Полетаев. Преподаватели: Изосимов В. В., Молчанова И. Н., Полетаев Г. И., Тихомирнова О. Н., Файзуллин С. Г., Муртази Ф. Ф., Якимов Д. Н., Соснина М. Ф., Екатерининская Н. Г., Соколова К. Н., Элпидина О. К., Любина В. С., Парамонова Т. В., Шатунова Д. Г., Семёнов В. В., Толстова Ю. И., Нугуманова А. Ш., Фролова Л. Н., Фросин В. Н.

3 период (1985 — до наст. времени) — кафедра размещается в новом учебном корпусе (НУК) по ул. Бутлерова, 49. Кафедрой заведует проф. Полетаев Г. И., затем проф. Семёнов В. В. и проф. Исламов Р.Р. Преподаватели: Полетаев Г. И., Семёнов В. В., Шатунова Д. Г., Парамонова Т. В., Любина В. С., Фросин В. Н., Волков Е. М., Блохина Г. И., Чикин А. В., Сафин А., Валитов И. С., Кошпаева Е. С., Харитонов В. С., Колочкова Е. В.

I период
(1931—1937 гг.)

Первоначально кафедра биологии, потеснив некоторые клинические кафедры университета, разместилась на третьем этаже университетского здания, которое казанцы называют «старая клиника». Это оригинальное здание построено в 1830 гг. по проекту архитектора М. П. Коринфского. Располагалось оно неподалеку от главного здания университета по улице Университетской, дом 17. Сейчас это улица Профессора Нужина. Те, кто в начале 50-х прошлого века работал в «старой клинике» легко узнают в романе Абсалямова А. «Белые цветы» сотрудников (например, профессора Раису Абдрахманову) и события, которые описаны в этой книге. Герои этого романа работали, лечили, любили и страдали в стенах этой клиники.

Организатором и первым заведующим кафедрой был преподаватель университета Всеволод Владимирович Изосимов (1898—1974 гг.). Кафедрой он заведовал с 1931 по 1967 год. Первыми сотрудниками были Тихомирова О. А., Файзуллин С. Г., Якимов Д. Н. (после войны переходит работать ст. преподавателем на каф. зоологии Ветеринарного института), Арефьев С. Н., (вначале лаборант, а затем преподаватель кафедры), Соснина М. Ф. (переходит на преподавательскую работу каф. иностранного языка), Екатерининская Н. Г. (с 1936 г. лаборант, а затем преподаватель). Все они были выпускниками Казанского университета.

Изосимов В. В. заведовал кафедрой с 1931 по 1967 год. В звании профессора он был утверждён в 1933 г. уже будучи заведующим кафедрой биологии. Кандидатская диссертация защищена в 1935 г., докторская в 1949 г. Был временно исполняющим обязанности директора Биологического института Казанского филиала АН СССР, работал Учёным секретарём, проректором по учебной и научной работе, деканом младших курсов в медицинском институте, избран членом Казанского городского Совета и т.д. За заслуги перед Родиной правительство наградило его орденом Ленина медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне». Изосимов В. В. был широко эрудированный ученый, признанный специалист в области гидробиологии и эволюционной морфологии. Его научная и преподавательская деятельность начиналось на кафедре зоологии беспозвоночных Казанского университета, которую долгое время возглавлял известный учёный, профессор Н. А. Ливанов. Всеволод Владимирович считался одним из лучших учеников и твёрдым последователем эволюционных идей Николай Александровича Ливанова.

С момента основания, на кафедре читаются лекции и ведутся практические занятия по зоологии, паразитологии, ботанике, генетике и сравнительной анатомии животных. По воспоминаниям старейших сотрудников кафедры, годы становления кафедры были нелёгкими. Особенно тяжёлыми были первые три года. Несмотря на то, что часть оборудования была закуплена (на государственные деньги), а другую часть оборудования выделил университет — не хватало буквально всего: микроскопов, луп, препаровальных принадлежностей (ванночек, игл, ножниц с заточенными концами, воска, бритвочек и др.), лягушек (мыши были), книг, пособий тетрадей и многого другого. Особенно не хватало помещений. Вначале кафедра состояла из трёх маленьких комнаток. Часто бывало так, что преподаватели кафедры (все бывшие студенты и сотрудники университета) вместе со студентами-медиками проводили занятия не в помещениях кафедры, а в университетских аудиториях, которые были более подготовлены к проведению биологических практикумов. Да и студенты–медики часто по доброй воле посещали лекции профессоров-биологов, которые читали свой курс в университете. И было из-за чего. Блестящие ораторы, эрудированные педагоги, люди, всецело преданные своей науке, производили неизгладимое впечатление на начинающую жить молодёжь. Среди биологов университета следует особо отметить профессоров С. И. Коржинского, А. О. Ковалевского, Н. А. Ливанова.


Студенты-медики пользовались конспектами лекций и книгами, которые нередко переписывались от руки. Занятия состояли из трёх частей: лекции, лабораторные работы, практика за пределами кафедры (полевая практика). Однако полевая практика прекратилась в первые годы работы кафедры. Администрация сочла нецелесообразным будущим медикам тратить время на собирание и определение растений или описание ареала животных.

Студенты, как правило, имели одну тетрадь, в которую записывали (и зарисовывали) всю информацию, полученную на кафедре. Всегда носил с собой чернильницу (вначале пузырёк, а затем непроливайку), ручку, несколько перьев (на которые они в час отдыха играли), линейку и цветные карандаши для зарисовки препаратов. Вначале все принадлежности носили завязанными в большие платки, затем появились изящные корзинки и через некоторое время маленькие чемоданчики. Эти чемоданчики с различными отделениями и замками просуществовали до 50-х годов. Их сменили папки, дипломаты, а затем и сумки, которые сейчас носят через плечо, в последнее время появились небольшие и удобные рюкзачки. Белые халаты на занятиях и лекциях не одевали. Студенты, как правило, были взрослые (некоторым было 30 и более лет) и серьёзные люди. В группе можно было встретить людей, воевавших с белогвардейцами, басмачами, работников заводских и сельских комсомольских ячеек. Все они были рекомендованы для поступления в университет партийными или комсомольскими организациями. Для них это было большим доверием и его старались оправдать. Многие имели правительственные награды. В группах было очень развито чувство коллективной ответственности, к отстающим студентам прикрепляли отличников, заключали коммунистические обязательства группы, факультета, потока, брали личные обязательства. Между группами часто устраивали соревнования по успеваемости. Подведение итогов приурочивали к большим датам (например, к 1 маю). Победителей награждали. Наиболее желанной наградой был билет в театр. В группах проводились политинформации и выпускалась стенгазета «За передовую биологию».

Вначале классных журналов, как правило, не было, они появились потом. У каждого преподавателя был блокнот, в который он записывал фамилии студентов группы и там же ставил оценки. В этот же блокнот преподаватель заносил самые различные сведения о студенте. С самого начала работы кафедры непременным атрибутом занятий было обучение студентов правилам работы с микроскопом и привитие навыков изготовления, зарисовки изготовленного самим препарата. Зарисовывались как зоологические, так и ботанические объекты. Например, на нескольких занятиях по сравнительной морфологии рисовали вскрытых рыб, лягушек, тритонов и др. животных. В те времена студенты намного лучше знали строение животных, чем в настоящее время. Тетрадь для практических занятий заполнялась таким образом. Вначале записывалась тема занятия. Затем преподаватель диктовал по пунктам, что необходимо было сделать. Затем к каждому пункту давалось подробное объяснение, которое студент записывал в тетрадь. При объяснение материала преподаватели использовали таблицы, макропрепаратов и т.д. Практически почти каждое занятие по существу было мини-лекцией. Но в те времена это было оправдано. Затем студент под руководством преподавателя выполнял работу, и после того, когда она была полностью закончена, отдавал её ;на просмотр преподавателю. Интересно то, что некоторые вопросы программы не успевали освоить на занятиях, тогда их выносили на кружок, предупреждая об этом студентов. На каждом занятии студентов опрашивали и выставляли оценки. Текущие двойки должны были быть исправлены. С двойками к экзамену не допускали. Из учебников наибольшей популярностью у студентов-медиков пользовались 1-е и 2-е издания учебников зоологии Холодковского Н. (Холодковскiй Н. Учебникъ зоологiи и сравнительной анатомии — С.Пб. — 1905, 1914. — 648 с.). Хотя эти учебники и были адаптированы к врачебным отделениям университета: они содержали очень подробное сравнительное описание форм животных, не имеющих отношения к медицине. Несмотря на это в учебнике неплохо был написан раздел клетка и эмбриогенез. И самое главное весь материал был богато и красочно иллюстрирован. Таблицы-рисунки паразитических червей, которые выпускали для мединститутов фабрики СССР в 40-50-60-80 годах практически все скопированы из этих книг.

Большая потребность в животных привела к созданию на кафедре «животника» — специального помещения для выращивания животных. Животник был предназначен для нескольких кафедр и находился в подвальном помещении старой клиники. Значительные трудности были с персоналом, обслуживающим животник. Работа была трудная, платили мало, а животные для занятий требовались постоянно, причём не больные, а абсолютно здоровые. Необходимо было найти такого человека, который бы знал правила ухода за животными, основы гигиены, симптомы и лечение инфекционных болезней, условия размножения, соблюдал рацион кормления и т.д. К счастью, на первых этапах становления кафедры такой человек был найден. Благодаря стараниям технического работника Николая Дмитриевича Антипова, за весь период обучения студентов в «старой клинике» и предвоенные годы ни разу не было срывов занятий из-за отсутствия животных.

На первых этапах работы кафедры особенно интенсивно изготавливались микро- и макропрепараты, как преподавателями, так и студентами. Изучение методики приготовления микро- и макропрепаратов входило в план обучения студентов. На кафедре были два микротома, которые всегда находились в работе. Постепенно на кафедре появился фонд макро- и микропрепаратов. Некоторые студенты так хорошо изготавливали препараты, что их работа учитывалась при сдаче экзаменов. Экзамены принимал только профессор Изосимов В. В. Как правило, перед профессором стояли свежие цветы, а экзаменационный стол был покрыт белой скатертью. Он же готовил и экзаменационные вопросы. Очень интересно проходили консультации перед экзаменами. На них приходили все студенты потока. Некоторые приходили, чтобы получить какие-то разъяснения по поводу пройденного материала, но основная масса студентов приходила, чтобы послушать ответы профессора на заданные вопросы. Эти ответы охватывали не только пройденный материал, но и материал, который не входил в программу. Сам профессор про свои ответы в шутку говорил «я нахожусь в свободном полёте». Этот свободный полёт мысли Всеволода Владимировича был настолько интересен, что студенты не замечали времени и консультации порой заканчивались глубокой ночью. Профессор считался строгим экзаменатором. Экзамены проходили устно. Студент выбирал билет, в котором было в разное время от 5 до 8 вопросов. Среди них, в основном, были вопросы, оценивающие знание теоретических положений биологии и 2-3 вопроса, которые позволяли определить степень усвоения студентом практических навыков (вскрытие животных, определение микропрепаратов, правило работы с микроскопом и др.). По воспоминаниям преподавателей, шпаргалок и списываний в то время практически не было. Это считалось признаком не только недобросовестности студента, но и признаком того, что из такого студента выйдет нечестный и неграмотный врач, который опасен для больного. Были случаи, когда на собраниях группы прорабатывали таких студентов со всей комсомольской яростью и молодой безаппеляционностью.

Общежитий у студентов не было. Основная масса приезжих студентов, жила неподалеку от университета в бывшей «Марусовке». Это был район смостроек. Домики, бараки, узкие проходы меж домов, пьянство, мат, беспризорщина. Располагалось всё это вдоль улицы Рыбнорядской (сейчас ул. Пушкина ) на стороне, противоположной современному магазину «МЭЛТ» и тянулся от площади Тукая (казанцы называют эту площадь «Кольцо») до площади Свободы. Рыбнорядская улица проходила по дну глубокого оврага, поэтому со стороны Марусовки все дороги к Университету шли в гору. И когда наступала зима, дороги превращались в каток, и подойти к университету было не легко. Особенно трудно было подняться к кафедре биологии по улице, которая сейчас носит название улица Профессора Нужина. В то время среди студентов-медиков было много шуток, частушек, прибауток про эти скользкие дороги. Но, надо отдать должное, студенты любили биологию и допоздна вместе с преподавателями задерживались на кафедре.

В 1933 на кафедре открывается студенческий кружок. Прикреплённые к преподавателям студенты проводят научно-исследовательские разработки по вопросам гидробиологии и эволюционной морфологии. На заседаниях кружка стало традицией проводить вечера-диспуты студентов и преподавателей по различным биологическим вопросам. Помнившие те времена преподаватели кафедры, рассказывали, что на этих диспутах студенты вначале делали доклады, а затем спорили по вопросам, касающимся самых различных проблем: цели жизни человека в буржуазном, социалистическом и коммунистическом обществе, нужно ли бессмертие человеку, какой будет человек в далёком будущем, есть ли жизнь в космосе, можно ли создать искусственно человека, цель жизни и т.д. Эти вопросы и сейчас не дают покоя нашим студентам. Споры на диспутах порой заходили так далеко, что было опасно за свободу и жизнь сотрудников и студентов — времена были тревожные. Особой популярностью пользовалась развивающаяся наука генетика. В университете в те времена в области генетики интенсивно работал Василий Николаевич Слепков. Это был талантливый учёный. Коллеги предсказывали ему блестящее будущее. Вышли его первые работы по генетике, был написан курс лекций. Его приглашали читать лекции на кафедру. Всё прервал 1937 год. Слепков В. Н. был расстрелян как враг народа.

В 1931—1933 гг. на кафедре создаётся лаборатория, которая занималась современными проблемами биологии и была по тем временам неплохо оснащена. Необходимо отметить, что большую роль в развитие этой лаборатории сыграло то, что В. В. Изосимов, до создания медицинского института, состоял на службе в Государственном Казанском университете (1920—1930 гг.), исполняя обязанности преподавателя-ассистента при кабинете гистологии и эмбриологии, что позволило ему узнать и овладеть современной техникой морфологических исследований. Второй импульс в своём развитии лаборатория получила в послевоенные годы, когда профессор одновременно с заведыванием кафедры биологии возглавлял сектор зоологии в институте Биологии Казанского филиала АН СССР и некоторое время временно исполнял обязанности его директора. Это дало возможность не только организовать передовую лабораторию на кафедре, но и поддерживать высокий научный потенциал сотрудников кафедры. Это достигалось тем, что сотрудники выполняли совместные работы с сотрудниками академического института, ездили с ними в экспедиции. Работая в качестве совместителей в этом институте, сотрудники кафедры участвовали во всех конференциях, совещаниях и съездах, проводимых в рамках АН СССР. Приведём перечень вопросов, которые обсуждались на «Общем собрании руководителей проблем Биологического института Казанского филиала АН СССР 14 сентября 1946 г.»: болота и торфяники ТАСССР и Волжско-Камского края, засухоустойчивость растений, повышение урожаев в растениеводстве, повышение плодородия почв ТАССР, повышение урожайности за счёт ликвидации потерь, причиняемых животными и растительными паразитами и т.д. Понятно, что тесное сотрудничество с крупным институтом АН СССР, плодотворно влияло не только на организацию перспективных научных исследований на кафедре и её лаборатории, но и способствовало привлечению к исследовательской работе талантливой молодёжи. Необходимо отметь, что на протяжение более 20 лет работу Учёного секретаря Биологического института КФ АН СССР и его летописцем был сотрудник нашей кафедры Муртази Фарид Фатыхович. Научная работа кафедры, в период нахождения кафедры в стенах «старой клинике», связана с изучением морфологии и распространения Длиннопалого рака в Татарстане, филогении пиявок, водным малощетинковым червям — Oligochaeta. Глубокий морфологический анализ хищной ламбрикулиды, произведённый В. В. Изосимовым показал, что это не переходная форма к пиявкам. Речь здесь идёт о специфической адаптивной конвергенции. Этим был завершён крупный спор об исходных формах, от которых могли произойти пиявки. Работы в области малощетинковых червей дали возможность профессору опубликовать в 1940 г. во 2 томе «Руководство по зоологии», изданного АН СССР и Московским университетом главу «Класс малощетинковых червей». Кроме этого, интенсивные исследования проводились по изучению адреналовой системы беспозвоночных животных (Молчанова И. Н.), изучались формы неклеточной соединительной ткани (Тихомирнова О. А., Екатерининская Н. Г.) исследовалось содержание нуклеиновых кислот в желточных шарах куриного яйца (аспирант Мессинова), изучалась кутикула иксодовых клещей в связи с вопросом проникновения инсектицидов (Соснина М. Ф.) и т.д. Сотрудники и профессор принимали участие в экспедициях на Белое море, дважды работали в Баренцовом море, на Новороссийской, Саратовской, Байкальской биологических станциях. Совместно с сотрудниками и аспирантами (Соснина К. Н., Белихов, Екатерининская Н. Г. и др) решались вопросы, связанные с проблемой Большой Волги с изучением и освоением Куйбышевского водохранилища. Изучение реки Свияги привело к организации там крупного прудового хозяйства. Под руководством В. В Изосимова защищено в этот период 2 диссертации (Хусаинова Н. З., Курбангалеева Х. М., соответственно 1931 и 1937 гг.). В 1933 г. на кафедре открывается аспирантура и первым аспирантом становится Муртази Ф. Ф. (защитился в 1940 г.). Необходимо подчеркнуть, что большую помощь в выполнении научных работ сотрудникам оказывали старшие лаборанты.

Практически каждый год сотрудники и студенты кафедры помогали сельскому хозяйству Татарии убирали урожай или работали на заводах. На сельхозработы выезжали с неохотой, не хотелось отрываться от учёбы. Но после приезда домой сама поездка и события, которые там происходили с удовольствием и смехом вспоминали не один год. Необходимо отметить, что, по отзывам старшего поколения, молодёжь на сельхозработах, на стройках, на уборке территорий и др. работала очень хорошо. Лентяев не было. Возможно, это связано с тем, что большинство студентов той поры были привычны к тяжёлому заводскому или колхозному труду. Это подтверждает вышедшее в 1930 году постановление партии и правительства о приёме в медицинские вузы. В нём написано: «Считать важнейшей хозяйственной, политической и классовой проблемой — подготовку кадров специалистов из масс рабочих и их детей. Набор рабочих, батраков и их детей должен быть: рабочих в медвузы — 40%, крестьян, в первую очередь колхозников и их детей — 30%, служащих — 30%». Генеральную линию партии выполняли всегда.

В такие праздники, как 7 ноября и 1 мая студенты и преподаватели ходили на демонстрацию. Кроме того, бывали незапланированные демонстрации, например, когда вся страна радовалась освобождению «Челюскинцев» из ледового плена Арктики (апрель 1934 г.) и когда они возвратились из Владивостока в Москву (май 1934 г.). Как правило, на демонстрации 1 мая и 7 ноября должны были приходить все. Собирались затемно (особенно 7 ноября) у здания кафедры, затем шли к университету и вместе с университетским коллективом шли на демонстрацию. Обязательно были гармошки, под которые танцевали и пели, и не только потому, что это входило в программу демонстрации, а потому что были молоды и веселы. Несли знамёна, плакаты выкрикивали лозунги. Тех, кто не приходил на демонстрацию, на следующий день прорабатывали всем коллективом. Доходило и до выговоров.

ІІ период (1937—1985 гг.)

1937 год стал определённой вехой в жизни кафедры — её перевели в новое учебное здание по улице Университетская, 13. По поводу номера дома при переезде кафедры ходило много шуток. Да и ступенек на лестнице в здание было 13. Потом комендант здания Яша сделал 12 ступенек.

Здание располагалось во дворе университета. Прямо напротив кафедры помещались два здания. Одно, прямо против окон кафедры — бывшая конюшня, впоследствии была переделана под жильё преподавателей университета.

В другом здании университета сформировалась и получила мировую известность казанская школа химиков. Здесь в 1844 г. профессор химии Карл Карлович Клаус открыл новый элемент — металл платиновой группы рутений. Его соли применяются в гистологических методах, при лечении туберкулёза и как соединения, выводящие из организма нитрогруппы. Профессор Изосимов В. В., мимоходом упоминая об этом в вводной лекции, всегда спрашивал студентов — «Что означает слово рутений?». Практически никто не знал, что это слово переводится с латинского как «российский». Клаус этим названием отблагодарил свою вторую родину.

Кафедра разместилась на первом этаже в правом крыле здания. Левое крыло и второй этаж занимали кафедры гистологии и нормальной физиологии. При переезде кафедра получила новые столы, стулья, шкафы (некоторые сохранились до сих пор) и главное — новое учебное оборудование. В этом здании сотрудники проработали 48 лет. За эти годы на кафедре сменились два заведующих. В 1967 г. на пенсию вышел проф. В. В. Изосимов, его сменила доцент И. Н. Молчанова, его ученица. В 1977 г. уходит на пенсию доц. И. Н. Молчанова; кафедру возглавляет сотрудник каф. нормальной физиологии проф. Г. И. Полетаев. В этот период ушли на пенсию или перешли на другое место работы преподаватели первого поколения, те, кто стояли у истоков становления кафедры: Якимов Д. Н., Арефьев С. Н., Файзуллин С. Г, Тихомирнова О. А., Екатерининская Н. Г., Соколова К. Н., Элпидина О. К и др. Пришли новые сотрудники — второе поколение: Толстова Ю. И. (умерла в 2004 г.), Шатунова Д. Г., Парамонова Т. В., Любина В. С., Фролова Л. Н., Семёнов В. В., Нугуманова А. Ш. После прихода на заведование кафедры проф. Г. И. Полетаева на кафедре начинает работать третье поколение преподавателей: Волков Е. М., Фросин В. Н., Чикин А. В., Валитов И. С., Блохина Г. И. и др. Длительное время в этот период на кафедре работали старшие лаборанты Чепуренко Н. А. (хозлаборант), Егорова Н. В. (профорг), Фролова Л. Н. (профорг, потом ассистент кафедры), Нугуманова М. Ф. (хозлаборант, потом ассистент кафедры), Ситникова К. Я. (уехала в Москву), Маркина Т. С., а так же препараторы Бернадская Хая Мировна, Ковшова Мария Григорьевна, Макарова Евдокия Порфирьевна, Ахметзянова М. А. и другие.

Площадь, которую стала занимать кафедра, была существенно больше прежней. В соседнем здании, а затем и в самом здании, работал буфет. Перед входом на кафедру был большой вестибюль, где размещалась в разное время раздевалка или туалеты и большое трюмо, к которому в час пик невозможно было подойти. Комендантом этого здания длительное время был Яша (грузин по национальности), который много сделал для кафедры. На кафедре был кабинет профессора, кабинет доцента, три аудитории для лабораторных занятий, ассистентская и лаборантская. На втором этаже был лекционный зал. В подвале здания, после того как оттуда были выселены жильцы, был размещён животник и выделено несколько помещений для научно-исследовательской работы.

В этом здании кафедра провела три предвоенные года. За это время силами сотрудников кафедры все помещения были приведены в порядок и подготовлены для учебного процесса, заново проведено освещение, поставлены раковины, прибиты классные доски и т.д. Там, где необходимо, был сделан ремонт. Учебный процесс постепенно стал налаживаться. Комитет по делам Высшей школы при СНК СССР издаёт новые учебные программы, в 1940 г. выходит новый учебник по биологии нескольких авторов Дорфман В. А., Малевич И. И., Парамонов А. А., Эскин И. А. Курс общей биологии. — Наркомздрав СССР. — Медгиз. Москва — Ленинград — 1940. — 408 с. Несмотря на то, что в нём чувствуется давление Лысенковских принципов понимания наследственности и изменчивости, всё же основные вопросы генетики изложены верно. На научные исследования начинают систематически выделяться деньги, закупаются монокулярные микроскопы, предметные и покровные стёкла и т.д. Жизнь кафедры начинает налаживаться.

Всё прервала война. В самом начале войны ушел на фронт ассистент кафедры Якимов Д. Н., а затем Муртази Ф. Ф. Капитан-артиллерист Якимов Д. Н. участвовал в тяжёлых боях, несколько раз был ранен и контужен. За форсирование Северного Донца был награждён Орденом «Красной звезды» и несколькими медалями. После тяжелого ранения был демобилизован (в 1944 г.) и работал ассистентом на кафедре зоологии Казанского ветеринарного института. Однако ранения и контузия не прошли бесследно. После тяжёлой болезни в 1981 г. Дмитрий Николаевич скончался. Муртази Ф. Ф. заведовал рентгенологическим кабинетом эвакогоспиталя, затем был отозван в распоряжение Начальника медицинской службы г. Казани. Здесь он был назначен заведующим райздравотделом Свердловского района. Круг обязанностей его был очень широк: заготовка дров, размещение эвакуированных, пуск новых заводов, поддержка эффективной работы НИИ работающих на фронт, бесперебойное снабжение водой и питанием людей, борьба с бандитизмом и многое другое. В 1942 г. в Казани неожиданно произошла вспышка сыпного тифа. Не нужно быть медиком, чтобы представить, как это было опасно в те голодные и холодные годы для тысяч эвакуированных в Казань людей, не имеющих жилья, бань, медикаментов. Под непосредственным руководством Муртази Ф. Ф. студенты-медики, врачи и военнослужащие работали по ликвидации вспышки по 16—20 часов. Были организованы пропускные дезинфекционные пункты, дезинфицировано громадное количество вещей, прошли гигиеническую обработку десятки тысяч людей, открыты сотни больничных коек, привлечены десятки врачей, найдены медикаменты, дез. средства, организовывалось питание, помывка и расселение прибывающих больших потоков эвакуированных. Нечеловеческими усилиями вспышку удалось погасить за месяц с небольшим.

Для студентов II—V курсов 1941—42 учебный год начался 1 августа по новым учебным планам, предусматривающим окончание института в 3,5 года при 8-часовом учебном дне и сокращении каникул, но при выполнении полного объема учебных программ. Студенты первого курса пришли на кафедру как обычно 1 сентября. Несмотря на то, что занятия постоянно прерывались и студентов вместе с преподавателями перебрасывали на срочное выполнение какого-либо задания учебный процесс выполнялся за счёт внеурочных занятий. Пропущенные занятия и лекции отрабатывались вместе с преподавателями в вечерние и ночные часы. Особенно трудно было в зимнее время. Помещения практически не отапливались. Температура в них постоянно находилась на уровне минус 10—12°С. Но это всё же теплее, чем на улице, где температура в отдельные дни держалась на уровне -30—32°С. Работали (писали и рисовали) в варежках и телогрейках, оптика микроскопа, да и сам микроскоп покрывались инеем от тёплого дыхания и ничего нельзя было разглядеть. В первую же военную зиму все аквариумы с животными и музейные препараты помёрзли. В аудиториях складывали временные кирпичные печи, выводили дымоходы наружу и топили дровами. В водопроводе практически никогда не было воды. Воду таскали вручную в вёдрах из колонки. Было не только холодно, но и голодно.

Однако, не считаясь со временем, преподаватели отдают много сил и энергии исследованиям, которые приносили реальную помощь раненым бойцам: на кафедре изучалась эффективность применения различных перевязочных средств, лекарств, оценивались пищевые ресурсы региона. По заданию Фармакологического Комитета Минздрава СССР сотрудники кафедры биологии работали над проблемой «Борьба с переносчиками инфекций», разработкой профилактических мероприятий против педикулеза, способствующего распространению сыпного тифа. Они установили, что в комбинации с мылом возрастают инсектицидные свойства керосина, что имело большое практическое значение: такой комбинированный принцип обработки стал применяться в тылу и на фронте. По предложению Академии наук СССР сотрудники кафедры включились в разработку ещё одной важной проблемы — «изыскание пищевых ресурсов». Проводилась оценка различных белковых веществ, определялась возможность использования их в пищу. За эту работу ассистенты и профессор заслуженно отмечены правительственными наградами. С 1940 по 1945 гг. защищают диссертации Муртази Ф. Ф., Кошкин В. А., Файзуллин С. Г., Тихомирнова О. А., Элпидина О. К. Однако подчеркнём, что работа преподавателей кафедры в этот нелёгкий период не ограничивалась только учебной и научной работой.

В первые годы войны в г. Казань эвакуировали всё Министерство здравоохранения СССР и РСФСР, а также 42 медицинских института. Необходимо было всех разместить и организовать их работу. В этом активное участие принимали сотрудники кафедры. Кроме того, они помогали фронту деньгам, тёплой одеждой, дежурили в больницах и госпиталях, работали в подсобном хозяйстве, выезжали со студентами на лесозаготовки, рыли окопы, ставили противотанковые укрепления и надолбы, создавая линию обороны Казани, еженедельно участвовали в дежурствах противовоздушной обороны города и т.д. Учитывая огромную потребность в донорской крови, многие сотрудники кафедры стали постоянными донорами. Асс. Екатерининская Н. Г. была награждена грамотой и значком «Почётный донор СССР».

Война закончилась. На первом курсе появились послевоенные студенты, познавшие тяжесть войны и выматывающую напряжённость тыловых работ. Необходимо было налаживать мирную жизнь, привыкать к работе в невоенных условиях. Оказалось, что это не так просто. Не хватало всего. Потребовалось около 5 лет, чтобы наладить более или менее нормальную работу кафедры. С 1950 и до 1985 г. (год переезда кафедры в другое учебное здание) работы кафедры протекала в мирных условиях. Однако в этот период на кафедре практически ежегодно происходили какие-либо изменения: то осуществляется санкционированная свыше реорганизация учебного процесса, то насаждается «правильное» «политическое» понимание отдельных разделов биологии, то предлагаются для внедрения в практику учебного процесса «научные» методы преподавания и т.д. Остановимся только на трёх моментах, которые оставили заметный след в жизни кафедры. Во-первых, дневная форма обучения для студентов медиков с момента создания института была основной — это правильно. Однако достаточно серьёзно ставился вопрос об обучении на первых курсах средних медработников по заочной форме обучения (без аудиторных занятий или с минимальным их числом). Такая форма обучения не была внедрена, но практически все 70-е годы на кафедре проходили обучение студенты вечернего отделения (они отбирались из числа окончивших ФАШ) (рабфак). Для них составлялись специальные программы, назначались специальные преподаватели. Особо примечательным были 30—70-е годы, когда в науку интенсивно внедряется «передовой опыт» академика-практика Т. Д. Лысенко. После Сессии ВАСХНИЛ-1948 и его доклада на этой сессии «О положении в биологической науке», подмена основных положений биологической науки измышлениями академика Т. Д. Лысенко стали не только реальным фактом, но и директивной идеологией в высшем образовании. В 1948 году в газете «Красная Татария» появилась статья преподавателя Казанского педагогического института В. Федоровой, обвиняющая проф. Н. А. Ливанова (в то время директор института Биологии АН СССР) в том, что он является главой казанских вейсманистов–морганистов. В то время такое обвинение было равносильно зловещему термину «враг народа». Профессор Н. А. Ливанов вынужден был оставить институт. Научные исследования по эволюционной морфологии и ихтиологии были прекращены. А, поскольку, проф. В. В. Изосимов был учеником проф. Ливанова Н. А., то «гнездом вейсманистов–морганистов» в медицинском институте стали считать кафедру биологии, тем более что действительно и Мендель, и Морган, и Вейсман упоминались в лекциях профессора Изосимова В. В. без должных плевков в их сторону. Это обнаружили после тотальной проверки студенческих лекций. Понятно, что весь учебный процесс на кафедре был подвергнут тщательной, целенаправленной проверке. На кафедру постоянно приходили комиссии из различных органов, писались объяснительные, беспрерывно составлялись кафедральные отчёты о преподавании генетики, заведующего кафедрой заслушивали на партийных совещаниях различного уровня и т.д. Каждый ассистент писал объяснительные записки по поводу своей идеологической позиции в биологии. Всё обошлось, но шрамы на сердце остались у каждого. И третье. Если в первые годы существования кафедры в учебном процессе практически не было инструкций для преподавателей, студенты записывали в тетради суть практических занятий и лекций и сдавали предмет «по конспектам», то на новом месте руководство кафедры обращает большое внимание на усовершенствование методологии преподавания. Составляются инструкции к каждому занятию, пишутся учебные пособия, начинают организовываться курсы усовершенствования. Необходимо отметить, что в организации учебно-методической работы кафедры в то время большую роль сыграли асс. Элпидина О. К. Они впервые предложила, разработала и внедрила (вначале в своих группах) инструкции для каждого практического занятия. Года через два, когда стали признавать эффективность инструкций в обучении, они были внедрены во всех группах. Это был революционный шаг в методической работе кафедры, который можно, пожалуй, сравнить с последующим внедрением в учебный процесс машинного программированного метода обучения студентов и контроля их знаний.

Однако стремление улучшить методологию преподавания порой доходит до абсурда. Были времена, когда из министерства спускались разнарядки преподавателям на освоение новых методов обучения студентов. Например, была сделана попытка императивного внедрения процесс обучения студентов «графологических структур». Пять лет вся кафедра интенсивно разрабатывала принципы применения этих структур в обучении. Преподаватели тратили уйму времени на рисование этих граф. Были выделены специальные преподаватели, ответственные за разработку этого метода. Ежегодно они выезжали в командировки, где их знакомили с этим методом, причём с каждым годом московские разработчики всё более и более усложняли метод «графологических структур». «Графы» стали вычерчивать уже отдельно для факультетов, и групп. К каждому «Графу» должна сопутствовать легенда на 20—30 страница. И совсем уже не понятно стало то, что при создании графологических структур необходимо было применять какие-то сложные математические формулы (не статистика), которые вытекали из «того-то» и требовали применение именно «этого», а «это», в связи с не тем знаком в формуле, должно быть связано не с»«этим», а»с»«тем» и т.д. Понадобились уже недельные курсы для преподавательского состава института, чтобы понять суть методики. Постепенно в институте стала формироваться элитная группа преподавателей, которая понимала всё это и ккоторой обращались другие сотрудники. В кафедральных отчётах была выделена отдельная графа о внедрении этой методики в учебную работу кафедры. Процесс создания графологических структур стал превращался в целую отрасль образования с громадным штатом, специальными отделами, с солидным финансированием. Сейчас об этом периоде напоминают только листы бумаги, сохранившиеся в архиве кафедры, на которых начерчены непонятные для непосвящённых стрелки, кружочки, квадратики, символы, формулы и др.

Несмотря на это, необходимо подчеркнуть, что 50—80-е годы методическая работа на кафедре приобретает большое значение, период, когда кафедра работала на Университетской можно с полным правом назвать периодом формирования научной организации учебного процесса. Большую роль в организации систематической методической работы на кафедре сыграла доц. Молчанова И. Н. Под её руководством начинают разрабатываться тест-вопросы для практических занятий и контрольных. Начинают выпускаться методические пособия по различным разделам биологии. Экзамены подразделяются на 2 части: теоретическая часть (принимает профессор или доцент) и практическая часть (принимают преподаватели). В практическую часть входит контроль знаний работы с микроскопом и правильное определение макро- или микропрепаратов. В период заведывания кафедрой Г. И. Полетаевым ассистенту В. Н. Фросину поручается занимается вопросами методического обеспечения и развития кафедры. Это принесло свои плоды. Печатаются инструкции по проведению каждого занятия, впервые апробируются тест-вопросы для каждого занятия, составляются тест-вопросы для контрольных занятий. Печатаются карточки по программированному контролю. Кафедра, одной из первой в институте, начинает осваивать машинное программированное обучение и контроль, приобретаются 10 машин для программированного контроля (КИСИ) составляются программы и осваивается метод контроля знаний студентов на разных уровнях (текущие занятия, контрольные работы и экзамены). Эти работы заложили фундамент для дальнейшего развития программированного контроля и обучения с использованием новейшей компьютерной техники. Впервые в печатных работах кафедры появляются статьи методической направленности. В институте создаётся Методический Совет, который рекомендует к издательству методическую литературу и кафедра выпускает методическую разработку — Волков Е. М., Семёнов В. В., Любина В. С., Парамонова Т. В., Фросин В. Н., Шатунова Д. Г. «Методические указания к лабораторным занятиям со студентами по курсу биологии по темам: Биология клетки. Размножение. Биология развития». — КГМУ. — 1985. — 44 —с. После этой разработки выпуск методических пособий сотрудниками кафедры осуществляется систематически.

Методика проведения практических занятий, за период нахождения кафедры на Университетской, практически не изменилась: проверка присутствующих, назначение дежурного, опрос домашних заданий, объяснение темы предстоящего занятия, самостоятельная работа студентов с препаратами, проверка выполненного задания. На практических занятиях ассистенты начинают активно пользоваться слайдами. На некоторых занятиях показывают кинофильмы. Следует отметить, что в этот период существования кафедры было апробировано большое количество самых различных предложений по улучшению методики преподавания. Часть из них сохранились, видоизменились, часть оказалась не жизнеспособной. Так, несколько раз была апробирована методика, переноса некоторых тем практического занятия на кружок. Последний проходил по типу семинара: доклад, диспуты. На заседание кружка приглашались все студенты. Обсуждаемые на таком кружке вопросы вносились в экзаменационные билеты. Однако подобный подход совмещения работы кружка с учебным процессом не прижился. Другое предложение было связано с зарисовкой препаратов. Как известно, основной процесс на практических занятиях был связан с зарисовкой препаратов, их раскрашиванием и отметкой органов того или иного паразита. Процесс зарисовки сохранился со времён открытия Университета, где студены естественного отделения зарисовывали различные объекты (растительные и животные). На кафедре биологии (и не только на нашей кафедре, а на кафедре гистологии в Казани и других городах) не раз возникали предложения заменить рисование объектов под микроскопом изучением уже готовых рисунков, фотографий или раскрашивать и обозначать готовые схемы и т.д. И это предложение, после обсуждения, так и не прижилось. Зарисовка паразитических объектов до сих пор является одним из основных принципов подготовки будущего студента первого курса к врачебной деятельности. При зарисовке студент учится моделировать действительность, что необходимо во врачебной деятельности. Однако, и в дальнейшем подобное предложение возникало всякий раз с приходом на кафедру молодого поколения.

Лекции по биологии на кафедре в период обитания на Университетский, как правило, читали профессора и доценты. Лекционный зал был удобен для чтения, кафедра стояла на возвышении и лектор видел всех присутствующих. Окна в зале были большие, освещение хорошее. Единственное, что часто нарушало плавное чтение лекций, это периодическое появление в зале кошек (которые лениво ходили по проходу) и голубей, которые залетали в открытые окна. Успокоить студентов в это время было практически не возможно. С момента основания кафедры при чтении лекций использовался наглядный материал: таблицы, рисунки, слайды. Этим же пользовались и в дальнейшем, но добавились диапроекторы, а затем проектор «Протон», на котором демонстрировали слайды. К концу 80-х годов на кафедре была создана солидная слайдотека, основы которой были заложены в 70-е годы. В эти же годы доцент В. В. Семёнов создаёт фонотеку всех лекций. Любой студент, пропустивший лекцию, мог взять у лаборанта кассету с записью лекции, прослушать, записать и сдать лектору, ответив на заданные им вопросы. Слайдотекой пользовались все лекторы. Очень популярной в 50—80-х годах была демонстрация на лекциях фильмов. В институте имелся кино-кабинет, в котором имелась неплохая фильмотека. Руководитель кабинета Лемешко Григорий Яковлевич следил за выпуском учебных фильмов и постоянно их обновлял. По биологической тематике было около 10 фильмов (деление клетки, близнецы, естественный отбор и селекция, теория Дарвина и т.д.). В начале года кафедра составляла заявки на эти фильмы и в заявленный день в лекционном зале устанавливалась киноаппаратура выключался свет и демонстрировался фильм с комментариями лектора. В 80-х годах кино-кабинет был ликвидирован. Кафедра полностью переходит на демонстрацию слайдов.

Хочется отметить один момент. Все годы в институте постоянно боролись против двух недостатков: курение и пьянство. Практически во всех отчётах кафедры необходимо было подробно перечислять меры принятых для искоренения этих, как считали раньше «буржуазных пережитков». Ректор издавал приказы, запрещающие курить в помещениях института, ассистенты начинали первое занятие с характеристики морального облика врача, в вводной лекции обязательно необходимо было остановиться на вреде курения и алкоголя. Интересно подошёл к решению этого вопроса проф. Г. И. Полетаев. На вводной лекции в самом её начале на длинный стол в лекционном зале заносились две одинаковые клетки с белыми мышками. Для хорошей видимости клетки имели стеклянные боковые стенки. Вызывался любой курящий студент и ему предлагалось выпустить дым сигареты в закрытую клетку мыши. После этого начиналась лекция. Во время лекции лектор, прерывая лекцию, комментирует состояние мышки: возбуждение мышки переходит в апатию, активность её ослабевает, она становится неподвижной и в конце концов умирает. Профессор открывает клетку, показывает всем умершую мышку. Наглядно, интересно и запоминается. Однажды профессор, показывая мышку, обратился к студентам — «А где студент, который обкурил мышку? Он ещё жив?» Хохот стоял долго.

Уже было отмечено, что в первые годы формирования и работы кафедры научная работа сводилась к разработке проблем, которыми профессор и первые сотрудники занимались в университете. Решались вопросы эволюционной морфологии, гидробиологии, систематики беспозвоночных и т.д. Необходимо подчеркнуть, что все эти работы имели существенное значение для развития эволюционных идей и внесли неоценимый вклад в развитие народного хозяйства страны. Результаты исследований, полученные в области теоретической и прикладной гидробиологии, оказались настолько значимы, что сотрудникам кафедры было предложено использовать свои знания и опыт для работы в рамках Международной гидробиологической программы. В настоящее время биологи, изучающие экологический режим Баренцова и Балтийского моря, а также озера Байкал, используют фактический материал, полученный сотрудниками нашей кафедры. В тоже время, по мере развития кафедры, её научная тематика приобретает медицинскую направленность. Туйст Ф. Т. (ст. лаборант кафедры, а затем ст. научн. сотр. СЭС) выполняет работу, связанную с изучением биологии клеща Ixodes persulcatus, как переносчика клещевого энцефалита. В военное и послевоенное время сотрудники кафедры изучают поражённость гельминтами детей, посещавщих детские сады и ясли, изучают заражённость яйцами гельминтов внешней среды различных районов города (опубликовано 4 статьи). С 1948 г. сотрудники кафедры начинают заниматься изучением проблемы краевой патологии более серьёзно: совместно с Хамидуллиным Р. И. сотрудники и аспиранты кафедры изучают распространение описторхоза и дифиллоботриоза в различных районах ТАССР (Мухаметов Р. Ю., Салихова Р. У.), особенности полового цикла аскариды (Екатерининская Н. Г.). С 1966 г. работы по паразитологии на кафедре возглавляет молодой, энергичный сотрудник к. м. н. В. С. Любина (фото 15). Она создаёт на кафедре паразитологическую лабораторию, наводит тесные связи с санитарно-эпидемиологическими службами ТАССР, российскими и зарубежными учёными–гельминтологами. Кафедра заслуженно приобретает статус консультационного пункта не только для практических врачей, но и работников СЭС.

Ещё одно направление в научных исследованиях кафедры связано с приходом на кафедру к. б. н. О. К. Элпидиной. Она эвакуировалась вместе с мужем проф. Лозановым Н. Н. (зав. каф. ЛОР–болезней) в годы войны из Ленинграда. Умный, интеллигентный и глубоко преданный науке человек, она занималась изучением противоопухолевой активности антибиотика, который выделял грибок из рода Фузариум (Fusarium sporotrichiella var poae Bilai). Вещество было названо ПОИН. При ведении мышам он существенно снижал уровень лейкоцитов, что послужило основанием для его изучения в качестве лекарственного препарата при лейкозах. Работы поддерживались Фармакологическим комитетом СССР. Этим направлением занимаются пришедшие на кафедру асс. Шатунова Д. Г.,(фото 16) ст. лаб. Дунаева Ф. и аспирант В. В. Семёнов и целый ряд студентов (Погорельцев В. И., Мухаметшин А. Р. и др. На фото 17 студент Погорельцев В. И. занимается научными исследованиями на кафедре).

Кроме того, необходимо отметить, что на кафедре продолжают интенсивно развиваться научные работы, связанные с экспедициями (моря, реки, водохранилища, озёра). Сотрудники кафедра организуют и участвуют в экспедициях на Белое, Баренцово, Чёрное Море. Продолжаются исследования рек Волга, Свияга, Куйбышевского водохранилища. Сотрудники активно участвуют в работе Мурманской, Новороссийской, Саратовской, и Балтийской биологических станций. Важно, что работы выполнялись в рамках Международной программы гидробиологических исследований. Такой статус экспедиций позволял получить небольшие денежные дотации, а следовательно, нанимать лаборантов, закупать оборудование, оплачивать расход топлива на судах и т.п. Эти экспедиции проводились летом, во время отпуска и в них периодически принимали участие все преподаватели первого поколения. Кроме неоценимых научно-исследовательских разработок, эти поездки послужили основой для сбора материала, который лёг в основу созданного на кафедре Зоологического музея. На фотографиях 18 и 19 запечетлены судно, на котором проводились научно-исследовательские работы в Куйбышевском водохранилище и карта экспедиций кафедры.

В 70—80-е годы на кафедре произошли два события, которые оставили заметный след в её истории. Во-первых, в 1975 г. в институте открывается фармацевтический факультет. Это уже 5-й факультет в институте. Курс ботаники этого факультета размещается на территории кафедры. Поскольку на кафедре подобного курса ранее не было, то понятно, что все работы (организация учебно-методической и научной работы, приобретение технического и специального оборудования и т.д.) по налаживанию эффективного обучения студентов-фармацевтов нужно было начинать с нуля. Руководитель курса Соболева Лидия Семёновна вместе с сотрудниками кафедры энергично взялась за работу. Вспоминая те годы думаешь: «— А спала ли она в те времена?». Уходишь с кафедры — она ещё остаётся на работе, приходишь — она уже работает. Не считаясь со временем, ещё до начала учебного года (в период отпусков, в июле, августе месяце, когда практически никого нельзя было найти) Лидия Семёновна смогла сделать всё (или почти всё), чтобы в сентябре запустить процесс обучения студентов (закупила препараты на Московской фабрике, нарисовала часть таблиц, привезла гербарий, собранный во время летней практики студентами других вузов, составила конспекты лекций, планы практических работ, наметила очерёдность написания инструкций, написала, отпечатала и размножила инструкции для первых практических занятий и многое другое). Но самое главное Лидия Семёновна сделать не смогла. Несмотря на многократные обращения во все инстанции для курса не было выделено ни одной книги, ни одного официально утверждённого методического пособия. Преподаватели знают какая это беда. Чтобы из-за этого не был сорван, с таким трудом налаженный процесс обучения, пришлось еженедельно к очередному занятию писать, а затем печатать и размножать методички и сразу же «горяченькими» отдавать их студентам на занятия. Кроме того, необходимо было параллельно обеспечивать демонстрационным материалом лекции, думать о том, какое задание студентам задать на дом и где они будут его читать. К концу первого учебного года, наконец, были получили учебники из Московского медицинского и из Казанского сельскохозяйственного институтов. Правда, учебники были изрядно потрёпанны не одним поколением студентов, но и этому были рады. И только в 1977 году библиотека закупила вновь изданные учебники по ботанике, а в 1979 — определители растений ТАССР. В 1978 году курс ботаники вошел во вновь организованную кафедру фармакогнозии (зав. проф. Р. С. Гараев). Учебный процесс к этому времени уже шел стабильно. На курсе появились микроскопы, инструментарий, учебники, определители растений, гербарий, раздаточный материал, таблицы и т.д. И сейчас, когда курс ботаники, уже выделился из нашей кафедре, мы знаем что там идёт интенсивная учебно-методическая работа: налажены типографские издания методических пособий для лабораторных работ по летней практике, разработана технология и осуществляется съемка ботанических объектов, составляются коллекции слайдов по систематике цветковых растений, снят прекрасный цветной видеофильм «Введение в полевую практику по ботанике» и т.д. К работе привлекается Московский государственный университет, имеются чётко продуманные планы по усовершенствованию учебного процесса, оснащению кафедры и интенсификации научной деятельности.

Другим не менее важным моментом, было привлечение в институт абитуриентов, уже утвердившихся в решении стать врачами, имеющие элементарные представления о медицинской профессии и владеющие минимальным объёмом профессиональных навыков. Практика показала, что именно такие студенты наиболее успешно обучаются в нашем институте. Чтобы воспитать таких абитуриентов Медицинский институт по согласованию с Министерством образования ТАСССР подготовил проект о создании в г. Казани средней школы с медико-биологическим уклоном. Дело было новое, ранее в Республике никем не апробированное. Ответственным за биологический раздел программы был назначен профессор Е. М. Волков. Ум, работоспособность и организаторские способности профессора помогли быстро соориентировать школьную программу и педагогов на изменение традиционной направленности обучения в школе. Колледж №116 стал первой в г. Казани школой, где установилась тесная связь педагогов школы с кафедрой биологии Медицинского университета. Преподаватели кафедры проводили со школьниками занятия по различным разделам биологии, читали лекции, отвечали на вопросы и т.д. Кабинет биологии был существенно расширен за счёт кафедрального спонсорства. С удовлетворением отметим, что связь с колледжом №116 сохраняется и в настоящее время. Ежегодные встречи учителей-биологов с заведующими кафедрой биологии способствуют не только постоянному обмену опытом в преподавании биологии, но способствует творческому росту преподавателей. В это же время на уровне института начинает создаваться система подготовки абитуриентов к успешной сдаче вступительных экзаменов. Большую подготовительную работу проделал ст. преп. В. Н. Фросин по созданию на кафедре хозрасчётных подготовительных курсов. Фактически методика работы этих курсов в последующем была взята за основу при создании в институте крупного подразделения Отдела довузовского образования. Преподаватели не только интенсивно работают на этих курсах, но и выезжают в районы Татарии для оказания консультативной помощи. Необходимо отметить, что практически каждый год кто-нибудь из сотрудников кафедры принимал участие в приёме вступительных экзаменов по биологии. Как правило, всё начиналось с приказа ректора о назначении председателя предметной комиссии по биологии — ими в разное время были проф. В. В. Изосимов, доц. И. Н. Молчанова, проф. Г. И. Полетаев и проф. В. В. Семёнов, проф Волков Е. М. Председатель подбирал экзаменаторов, 50% из которых должны были быть сотрудниками кафедры. Составлялись билеты. Вначале экзамены были устными. Билет состоял из 5 вопросов: ботаника, зоология, анатомия, общая биология и какой-либо вопрос из практики (решить задачу по генетике, определить насекомое и т.д.). Затем перешли на тестовые вопросы. Абитуриенты в течение 3 часов отвечали на тестовые вопросы. Сдавали, а экзаменаторы проверяли их, выставляя оценку. В 1900—2000 гг. экзаменационная бригада стала набираться непосредственно ректором из московских ВУЗов. В 2006 г. внедряется сдача экзаменов по системе ЕГЭ, но преподаватели продолжают принимать экзамены у абитуриентов поступающих на коммерческой основе. Параллельно аналогичные экзамены проводились и в филиале нашего университета в г. Набережные Челны, куда выезжали сотрудники кафедры.

В 70—90 гг. очень популярны были внутривузовские и межвузовские олимпиада. Внутривузовские олимпиады проводились между факультетами первого курса, а межвузовские (их называли Поволжские олимпиады) между медицинскими институтами Саратова, Куйбышева, Волгограда и др. городов Поволжья. Члены олимпийских команд отбирались среди наиболее подготовленных студентов. В течение первого семестра они проходили индивидуальную подготовку с преподавателем кафедры. Практически все Поволжские олимпиады были организованы нами и проходили на нашей кафедре. К нам съезжались студенты представители поволжских городов во главе с преподавателем кафедры биологии своего института. После торжественного открытия олимпиады студенты отвечали на заранее составленные вопросы. После проверки работ, отмечали команды, которые заняли 1, 2 и 3 место. В индивидуальном соревновании также были выделены три места. Студенты получали грамоты и ценные подарки. Затем студентов знакомили с достопримечательностями Казани. Следует особо подчеркнуть, что одновременно эти олимпиады наша кафедра также использовала для обмена опыта с другими кафедрами. В дни олимпиады обязательно проводились методические совещания, где каждый преподаватель коротко характеризовал учебный процесс на своей кафедре. Польза была несомненная. На фотографии 20 участники Поволжской олимпиады 1983 года.

Не последнее место в 40—80–е годы на кафедре занимала идейно-воспитательная работа. На кафедре имелись директивные указания ЦК КПСС «Основные направления коммунистического воспитания студентов». Это был свод правил, как воспитывать студентов в духе марксизма-ленинизма. В документе перечислялись пункты по которым необходимо было проводить работу. Таких пунктов (в разные годы) было примерно 15. Приведём некоторые из них:
— формирование у студентов диалектико-материалистического мировоззрения,
— формирование непримиримого отношения к буржуазной морали,
— формирование коммунистической нравственности и т.д.

Для реализации этих направлений на кафедре проводилась комплексная идейно-воспитательная работа в группах, на потоке, на курсе, на факультете, среди сотрудников кафедры и т.д. Все преподаватели были прикреплены к группам студентов. В каждой группе был так называемый треугольник: староста, профорг и культорг. Преподаватель совместно с треугольником группы составлял годовой план работы, который утверждался на совещаниях кафедры. Каждый преподаватель в конце года отчитывался о проделанной воспитательной работе в группе. Приведу пример плана работ с группой, составленным доц. Толстовой Ю. И. В этот план работы входило:
— знакомство с каждым студентом группы, составление краткой характеристики на каждого студента,
— принять участие в демонстрации совместно с группой 1 мая и 7 ноября, а также в Маршах мира и Митинге протеста против гонки вооружений (фото 21),
— посетить театр — 1 раз и музей изобразительных исскуств — 1 раз, встретится с участниками Великой отечественной войны — 1 раз, принять участие в дежурстве ДНД — по графику,
— в сентябре месяце нацелить группу на реализацию Продовольственной программы партии и правительства, для чего организовать 100% выезд в колхоз студентов,
посетить не менее трёх раз в семестр, студентов живущих в общежитии и частном секторе и т.д.

Кроме работы в группе каждый преподаватель принимал участие в работе межкафедрального (каф. биологии, гистологии и физиологии) философского семинара (руководитель семинара проф. Волкова И. Н.). На семинаре заслушивались и обсуждались различные доклады. Кроме того, каждый преподаватель проводил политинформацию на кафедре, участвовал в выпуске стенгазеты и организации уголка «За передовую биологию» (см. фото 22). Много времени затрачивалось на пропагандистскую работу во время выборов, на посещение открытых партсобраний. Каждый преподаватель должен был окончить Институт марксизма–ленинизма и иметь диплом об его окончании. На кафедре ежегодно собирались взносы в Фонд мира, вместе со студентами организовывались студенческие фестивали и многое другое чего уже не вспомнишь.


Всё вышеизложенное происходило в годы существования кафедры на Университетской. В эти времена, после выхода на пенсию проф. В. В. Изосимова, кафедру с 1967 по 1977 гг. возглавляла его ученица доцент, к.б.н. И. Н. Молчанова.

Это был известный специалист в области морфологии и регенерации. В эти годы сотрудники кафедры интенсивно разрабатывают вопросы морфогенеза, паразитологии, занимаются получением и экспериментальным изучением противоопухолевых препаратов. На кафедре разрабатывают вопросы научной организации учебного процесса, внедряются различные формы программированного контроля знаний студентов. (Ей посвящена отдельная страничка на сайте кафедры)

С 1977 по 2001 годы кафедрой заведовал профессор Герман Иванович Полетаев, доктор медицинских наук, специалист в области синаптологии. Награждён орденом «Знак почёта». Много лет был проректором института по научной работе. Он был последним аспирантом профессора Кибякова А. В. в Казанский период деятельности этого учёного с мировым именем. Остались записи Герман Ивановича, где он пишет «из курса физиологии мне стало ясно, что моя склонность к физике и радиотехнике будет очень полезной в самостоятельной научно-исследовательской работе. Так оно и получилось. С тех (увы, уже далёких) времён я занимаюсь научно-исследовательской работой в области физиологии нервно-мышечной системы, в частности синаптологии».
При его заведывании, в 1985 г. кафедра переезжает в новый учебный корпус на ул. Бутлерова, 49.

ІІІ период
(1985—до настоящего времени)

Красивое здание, в которое кафедра переехала в 1985 г. (см. фото 25) имеет интересную историю. Ещё в 1975—1976 гг. было объявлено, что планируется строительство нового учебного корпуса, куда перейдут все теоретические кафедры, в том числе и наша. Затем на кафедру пришло распоряжение подать в ректорат названия помещений (аудиторий, лаборантских и т.д.), которые необходимы кафедре в новом корпусе.

В 1980—1982 годах на кафедру приходят чертежи, где необходимо было разметить все помещения кафедры, отметить, где необходимо поставить раковины, где вмонтировать розетки, прикрепить доски и т.д. Кафедра вместе с доц. Молчановой И. Н с энтузиазмом проделала эту работу. Потом аналогичные просьбы приходили ещё несколько раз, впечатление было такое, что все наши рекомендации где-то терялись. В 1982—1983 году строительство началось. Со стороны кафедры за строительство был ответственен доц. Семёнов В. В. и асс. Фросин В. Н. Практически весь 1984 г. на строительстве постоянно работали студенты, снимаемые с практических занятий. Работа в основном заключалась в уборке мусора, переносе ближе к стройке различных строительных деталей и материалов. Особенно запомнился конец стройки, когда необходимо было привести построенное здание в порядок: несколько раз мыли окна, стены, пол, потолок. Плитка, которой был выстлан коридор кафедры шлифовалась специальными машинами с вращающимся наждаком. Но, почему-то, машинка не могла до блеска отшлифовать пол у стен. Студентам, вооружёнными наждачными камнями, приходилось вручную шлифовать эти места. Это была очень трудная и медленно осуществляемая работа. И за неё кафедра не раз получала замечания на ректорских совещаниях. Сейчас, когда идёшь по коридору, так и видишь согнутые спины студентов, которые вручную шлифуют плитку коридора у основания стен. К сожалению, её так до конца и не отшлифовали. Здание сдали с недоделками, которые проявились в первые же годы работы кафедры. Особенно трудно смириться с холодом зимой и пеклом в аудиториях летом. Температура за окном и на кафедре практически всегда одинакова. Даже в этом кафедра биологии демонстрирует единство с природой.

В новое здание перешли все сотрудники работавшие на кафедре (см. фото 26) в здании на Университетской.За период работы в новом здании сменился заведующий кафедрой: вместо ушедшего на пенсию проф. Г. И. Полетаева кафедру возглавил проф. Семёнов В. В. (2000 г). На пенсию уходят доц. Толстова Ю. И., ассистенты кафедры Шатунова Д. Г., Парамонова Т. В., Любина В. С., которые внесли неоценимый вклад в развитие кафедры. На их высоком профессионализме, работоспособности, порядочности и высокой культуре практически был построен эффективный, идущий без каких-либо сбоев учебный процесс и доброжелательные отношения на кафедре. Необходимо отметить, что находясь на пенсии они не прекращают связь с кафедрой. Практически многое из того, что вы сейчас читаете, было собрано, систематизировано и сохранено ими. Ушла на пенсию препаратор Мария Александровна Ахзметзянова — много лет проработавшая препаратором на кафедре. Ранее мы о ней уже писали, но повторимся, что старший сержант Ахметзянова М. А. будучи командиром дальномерного отделения 1872-го зенитного полка, участвовала боевых операциях 3-го Украинского фронта. Войну закончили в Демблине. Сейчас её уже нет. Светлая ей память. Отметим, что начало нового века было очень тяжёлым в материальном отношении для пенсионеров всей России. Кафедра изыскала возможности материально в течение нескольких лет помогать своим бывшим сотрудникам, духовно поддержала их в эти нелёгкие годы. Много лет на кафедре плодотворно работал м.н.с. Поспелов А. Г. Он был прекрасным фотографом, хорошо и с удовольствием разбирался в различной технике. Любил работу, всегда был в хорошем настроении и никогда не отказывал в помощи другим. Он много сделал для кафедры в оптимизации научных и учебных разработок. Сейчас он работает преподавателем медицинского колледжа. Проработав несколько лет на кафедре, защитились и ушли на другую работу преподаватели Сафин А. и Валитов И. С.

На новом месте кафедра получила существенно больше рабочих помещений. Мы разместились на шестом этаже, заняв всё правое крыло здания. Левое крыло занимают химики. Кафедра имела кабинет профессора, два лекционных зала, три аудитории для занятий, комнаты для ассистентов и доцентов, лаборантскую, три лаборатории, помещения для хозяйственных нужд, туалет.

Первые годы работы кафедры на новом месте практически не отличались от предыдущих, которые изложены во 2-ом периоде. Поэтому останавливаться на них не будем. Отметим только, что развал СССР существенно повлиял на кафедру. Прежде всего мы стали ощущать недостаток в микропрепаратах, которые постоянно выбывали из фонда кафедры, не возобновлялись наглядные пособия (таблицы, муляжи и др.), не закупалось научное оборудование, не было денег на животных, которые вдруг подорожали в 11 раз и т.д. К сожалению, в 90-х годах прошлого века практически все фабрики и заводы, снабжающие ВУЗ-ы препаратами и наглядными пособиями или перестали работать или перешли на выпуск других изделий или помещения были проданы частным компаниям. Старшие лаборанты Маркина Т. С., Колочкова Е. В. неоднократно выезжали в Москву на предприятия, заводы, институты др. учреждения, где можно было приобрести необходимое кафедре оборудование, закупить микропрепараты. Ничего не удалось. Можно было всё приобрести частным порядком и за большие деньги, но их у кафедры не было. В 80—90-е годы часть микропрепаратов приходилось изготавливать самостоятельно, а рисунки и таблицы помогали изготавливать студенты. Стараниями доц. Фросина В. Н. рисунки строения паразитов и схемы их циклов развития вывешены на стационарных стендах в коридоре кафедры. Они востребованы студентами, особенно в период экзаменов и контрольных работ. Попутно заметим, что в вестибюле кафедры под руководством Г. И. Полетаева было создано большое художественное панно символизирующее эволюционные процессы, происходившие на Земле. Фактически это красиво оформленное панно стало лицом кафедры. Кроме этого, на кафедре в вестибюле был создан зимний сад. Несмотря на большие материальные трудности кафедра приобретает несколько компьютеров (программное обеспечение Бэйсик), создаёт к ним программы, выделяет аудиторию и начинает оценивать знания студентов по семестровым контрольным. Эти работы возглавляет ст. преподаватель Фросин В. Н. На протяжении примерно 5 лет кафедра постоянно использовала машинный контроль в учебном процессе. Это дало возможность кафедре оценить возможности машинного контроля и обучении, научиться составлять простые контролирующие компьютерные программы. С появлением более современных компьютеров, стратегия руководства института в отношении создания компьютерных классов изменилась. И все наши наработки в области компьютерного контроля и обучения студентов были законсервированы и отложены до лучших времён.

В конце 20-го столетия в институте формируются новые факультеты — МВСО и социальных работников. На некоторых факультетах студенты начинают учиться и на заочном отделении (социальный, фармацевтический). Это потребовало создания новых рабочих программ, приобретения нового оборудования для обеспечения бесперебойного течения учебного процесса.

Сотрудники кафедры продолжают разработку вопросов межклеточных взаимоотношений, используя впервые внедрённый Полетаевым Г. И. в практику физиологических исследований в г. Казани методику с применением микроэлектродной техники. Этой работой занимаются пришедште на кафедру Фросин В. Н., Волков Е. М., Валитов И. С., Сафин А., Блохина Г. И., Чикин В. Г. и др.). Кафедра принимает активное участие в проведении нескольких Международных съездов и конференций по нормальной физиологии человека и нейробиологии беспозвоночных в г. Казани, участвует в организации нескольких школ для повышения научного уровня молодых исследователей. На кафедре появляются современные приборы, исследования переходят в область молекулярной мембранологии.

Начинаются исследования по проблемам медицинской генетики — антимутагенезу (руководитель проф. Семёнов В. В.). Приобретается оборудование, обучаются молодые кадры для работы в области генетической токсикологии. Налаживаются связи с Московскими институтами, работающими в этой области. В 1996 г. на базе кафедры проводится Российская конференция по защите генома человека от мутагенов внешней среды (организатор проф. Семёнов В. В.).

В 1990 г. на кафедре создаются хозрасчётные и подготовительные курсы и ФПК для преподавателей-биологов медицинских училищ (руководитель ст. преп. В. Н. Фросин). На поступившие в институт хоздоговорные деньги кафедра закупает необходимое оборудование для оптимизации учебно-методического и научного процесса.

С 2000 года и по настоящий день кафедрой заведует Валерий Васильевич Семенов, доктор медицинских наук, профессор, специалист в области генетической токсикологии и антимутагенеза (фото 27).

На кафедру приходит четвёртое поколение преподавателей (фото 28). Все они выпускники Казанского государственного университета по специальности генетика — Кошпаева Е. С., Харитонов В. С., Колочкова Е. В. Ибрагимова М. Я. На кафедре начинаются существенные преобразования в учебно-методическом подходе к обучению студентов: все биологические закономерности рассматриваются с позиции их влияния на здоровье человека, его адаптацию к вредным факторам среды и лечение.

Наметилась и ещё одна тенденция. С момента основания кафедры понимание и усвоение основных биологических закономерностей и принципов строилось на изучении представителей свободно живущих форм из различных таксономических групп. Постепенно преобладающим становится изучение паразитических форм из различных таксономических категорий. Введение и существенное расширение в курсе биологии таких разделов как генетика, экология и паразитология практически вытеснили морфологическое и сравнительно-морфологическое изучение представителей свободно-живущих форм. Да и в паразитологии всё больше наблюдается переход от детального изучения строения представителей паразитических форм к изучению циклов их развития, принципам диагностики и профилактики. Трудно сказать хорошо это или плохо? Будущее покажет. Но факт остаётся фактом — с каждым годом медицинская направленность в преподавании биологии проявляется всё больше. Более того, сотрудники кафедры выпускают ряд пособий «Клетка», «Потоки веществ, энергии и информации», «Экологическая генетика», циклы лекций по генетике, где морфологические и функциональные характеристики того или иного биологического явления трактуются с позиция их влияния на здоровье человека, с точки зрения участия в патогенезе заболевания.

Следует отметить ещё одну тенденцию, которая в настоящее время стала преобладающей на кафедре в учебном процессе. Ранее мы отмечали, что методика проведения занятий у всех преподавателей была единой и любое отступление от неё осуждалось. В настоящее время, преподаватель имеет перечень вопросов, которые необходимо освоить студентам на практических занятиях или лекциях. А форма обучения у каждого преподавателя своя. Одни преподаватели используют для обучения рабочие тетради слоганы, другие ролевые игры, третьи компьютерные мультимедийные программы и т.д. Такой подход дал возможность проявить индивидуальные резервы каждому преподавателю. Но это же привело к возникновению неожиданных ситуаций, когда разработанная каким-либо преподавателем методика преподавания становится его авторским достоянием со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Изменился и принцип чтения лекций. Кафедра перешла на блочный принцип чтения лекций. Каждый лектор читает лекции для всех потоков по определённой тематике. Например, в 1-м семестре лекции по клетке и генетике читал проф. Семёнов, в 1-м и 2-м семестре лекции по медицинской генетике и эволюции читал проф. Волков Е. М., во 2-м семестре лекции по экологии и паразитологии читал доц. Фросин В. Н. Это позволило каждому лектору лучше подготовить лекции по своей тематике и издать их. Понятно, что лекционные блоки у лекторов будут периодически меняться. В настоящее время большинство лекций излагаются в виде презентаций с использованием мультимедийной техники. Для лекций и практических занятий начинают разрабатываться мультипликационные фрагменты.

Очень важным в работе кафедры в этот период становится переход российской системы образования на европейскую. Для преподавателей проводится цикл лекций по разъяснению принципов обучения по новой системе. Начало перехода связано с введением в процесс обучения трёх положений — рейтинга (для студентов, преподавателей и кафедр), самостоятельной (аудиторной и внеаудиторной) работы студентов и всевозможных конкурсов. В рейтинг студентов включены практически все позиции, связанные с обучением студентов (оценки за контрольные работы, посещаемость лекций, пропуск лекций их отработка и т.д.). Система рейтинговой оценки знаний для лечебного и фармацевтичского факультетов была введена на кафедре достаточно безболезненно: выделен и обучен лаборант, выделен компьютер, освоена методика расчёта и т.п. На уровне института специальная комиссия разработала систему оценок, по которой рассчитывается рейтинг кафедр и индивидуальный рейтинг преподавателей. Необходимо отметить, что в первом рассчитанном рейтинге по институту кафедра попала в 3 квартиль из 4-х возможных. Что касается самостоятельной работы студентов, то 25% лекционных часов было перенесено на самостоятельную работу. В настоящее время пишутся методические пособия для этих работ, часть пособий выпущена. Это новая для нас часть работы, требует совершенно иного принципа составления методических пособий. И наконец, мы неоднократно принимали участие в различных конкурсах на уровне института, что позволило нам получить денежные премии за лучший учебно-методический комплекс кафедры (на эти деньги куплен мультипроектор). В числе лучших преподавателей года отмечены наши сотрудники ст. преп. Кошпаева Е. С. и доц. Фросин В. Н.

Ориентация на Болонскую систему образования потребовало усиления технического обеспечения кафедры и в более рациональном распределении кафедральных площадей. Были приобретены 4 компьютера, два ноутбука, мультимедийный проектор, оверхед, принтеры, сканеры и т.д. Старшим лаборантам была выделена отдельная комната, где они смогли разместить всё техническое оборудование. Была отремонтирована 4 аудитория для занятий с иностранными студентами на языке-посреднике, выделен и приводится в порядок методический кабинет кафедры.

Особо следует остановиться на организации совершенно нового для кафедры процесса обучения иностранцев на языке посреднике. Прежде всего, для занятий с иностранными студентами были подготовлены два преподавателя владеющие английским языком mdash; проф. Волков Е. М. и ст. преп. Кошпаева Е. С. На протяжении 2 лет они провели колоссальную работу, полностью обеспечив учебный процесс учебно-методической литературой (написали и выпустили 5 учебно-методических пособий на английском языке, методические указания к каждому занятию, планы занятий и т.д.), наглядными материалами и техническими средствами обучения. Они практически с нуля создали рабочую программу для этого специфического учебного процесса. Сектор работы с иностранными студентами с каждым годом будет расширяться, в связи с этим, в настоящее время, для занятий готовится ещё один преподаватель. Таким образом, на кафедре 50% преподавателей будут свободно владеть английским языком и использоваться для обучения студентов-иностранцев.

В связи с начавшимся кризисом 2008—2009 гг. Министерство труда, занятости и социального обеспечения Татарстана разработало комплекс мероприятий по сдерживанию безработицы. Одним из его пунктов являтся усиление подготовки абитуриентов для поступления в учебные заведения. Будут расширяться Отделы довузовского образования для школьников города и вводится дистанционное обучение для городов и сёл Татарстана. В связи с этим сотрудники кафедра (ст. преп. Кошпаева Е. С., Харитонов В. С., Колочкова Е. С.) подготовила программу дистанционного обучения для поступающих в наш университет. Подготовлены сотрудники для обучения школьников на ОДО.

В последнее время особое внимание было обращено на разработку ещё одного вопроса. В учебном процессе, основная работа преподавателя сводится к работе с отстающими студентами. Студенты-отличники остаются практически вне сферы интересов преподавателя. А для них, как будущих лидеров, особенно необходимо постоянное расширение кругозора, умение работать с книгой и в интернете, понимание основных приёмов в дискуссиях по различным вопросам и т.д. В этом плане мы разработали и ввели в процесс обучения отличников новые факультативные формы: Био-КВН среди студентов различных факультетов первого курса и круглые столы (организаторы: доц. Фросин В. Н., ст. преп. Кошпаева Е. С.). Последние проводятся совместно с каф. философией КГМУ, каф. генетикой КГУ. Рассматриваются вопросы постоянно вызывающие дискуссии в обществе, например, можно ли искусственно улучшить природу человека, вопросы генетической инженерии и т.д. На такие заседания, как правило, приглашаются студенты отличники, которые выступают и участвуют в дискуссии. Для Био-КВН из каждой группы подбираются хорошо занимающиеся студенты. Тематика вопросов соответствует учебной программе. Со студентами-участниками Био-КВН предварительно занимаются прикреплённые преподаватели. Подчеркнём, что ранее со студентами–отличниками практически никакая работа на кафедре не проводилась.

Научная работа на кафедре, начиная с 2000 г., проводится по двум направлениям — генетики и нейробиологии. По проблеме антимутагенеза с 2000 г. защитили кандидатские диссертации Малышев К. В. (работает в частной клинике), Гайнуллина М. Я. (работает ассистентом на каф. генетики КГУ), Кошпаева Е. С., Харитонов В. С. Сотрудниками кафедры организована Российская конференция в г. Казани «Проблемы антимутагенеза». В 2004 г. на кафедре изменилась генетическая тема научных исследований. Вместо проблемы антимутагенеза сотрудники приступили к разработке новой проблемы «Нестабильность генома при патологических состояниях». Закончен подготовительный этап работ. Подобрано оборудование, обучены сотрудники, налажены связи с клиническими кафедрами г. Казани и учреждениями Москвы. По данной тематике защищена кандидатская диссертация Зариповой Р. Г. (работает асс. на кафедре инфекционных болезней) и докторская диссертация Гайнетдиновой Д. Д. (зав. курсом мед. генетики).

По проблеме нейробиологии занимается проф. Волков Е. М. При его участии в г. Казани были организован Международный съезд по физиологии человека, ряд конференций и школ. Он явился непосредственным организатором и председателем 8-й Европейской конференции по нейробиологии беспозвоночных (2005 г.). Необходимо отметить, что проф. Волков Е. М получал грант РФФИ с 1999 г. по 2011 г., грант Ведущие школы России, грант Соросовский профессор (фото 29), проф. Семёнов В. В. грант Соросовский доцент, грант НИОКР ТССР внутриинститутский грант на развитие науки, Кошпаева Е. С. получала грант НИОКР ТССР. Результаты работ печатаются в центральных рецензируемых журналах и за рубежных. Имеются патенты на изобретение (проф. Семёнов В. В.). На кафедре ежегодно проходят рабочие совещания по теме «Нестабильность генома». Особо отметим, что проф. Г. И. Полетаев и проф. Е. М. Волков за заслуги в области науки награждены Государственной премией ТАССР. Это большая честь для кафедры. Кафедра гордится, что доц. Фросин В. Н. на протяжении нескольких лет был заместителем декана педиатрического факультета, а затем некоторое время работал деканом этого факультета, а ст. преподаватель Кошпаева Е. С. работает зам. декана по работе с иностранными студентами.